Рейтинг@Mail.ru

Хитрец

К Одиссею сзади тихо подошёл Перимед. Он встал рядом с царём, тоже взглянул на море и промолвил:

– Мы забрали много золота, мой царь, корабли полны.

– Хорошо, – кивнул Одиссей, – передай кормчим, что мы плывём на Иос.

Перимед удивился, открыл, было, рот, чтобы что-то сказать, но взял себя в руки и двинулся исполнять поручение.

Одиссей никогда прежде не бывал на Иосе, но знал, что это очень красивое место с удобными бухтами и изрезанной Посейдоном кромкой берега. Когда  остров возник на горизонте, Одиссей, наконец, немного расслабился. Эти несколько дней он не мог спокойно спать, его влекло домой, он немного нервничал, вдруг его план не осуществим.

К Иосу подошли только два корабля из всей флотилии царя Итаки, остальные, не теряя попутного ветра, скользили по глади моря к Итаке. Одиссей в сопровождении нескольких воинов высадился на берег, где его уже встречали улыбающиеся рыбаки. Местные жители редко видели солдат, поэтому из домиков рыбацкой деревушки высыпали женщины с детьми, приковыляли несколько седых стариков из числа местных старейшин. Одиссей вышел вперёд и оглядел людей. Самый ветхий старик, которого под руки поддерживали двое бородатых рыбаков, приблизился к царю и прогнусавил:

–  Хайре, Кайсар! Кто ты, откуда и куда путь держишь?

Одиссей громко поздоровался. Обвёл взглядом всех собравшихся на берегу людей и прокричал, чтобы всем было хорошо его слышно:

– Я Эфон, сын Девкалиона и брат Идоменея. Великий Крит – моя родина. Я возвращаюсь домой из-под стен Трои. Я слышал, что здесь живёт мудрый Омер. Я хотел бы повидаться с ним.

Среди людей пронёсся шёпот изумления. Старик, немного поколебавшись, ответил:

– Да, это правда, сын Девкалиона, мудрец Омер уже несколько лет гостит у нас на Иосе.

– Прошу проводить меня к нему, – улыбнулся Одиссей.

Омер обитал в усадьбе под горой на дальней стороне деревни. Усадьба включала в себя обнесённый деревянной оградой плодовый сад, за которым, похоже, никто не ухаживал. Омер не занимался земледелием, он был философом, а не крестьянином. Одиссей вошёл в прохладный каменный мегарон. Это было просторное помещение без какой-либо мебели. Внимание Одиссея привлекли стены их когда-то окрасили охрой в бледно-жёлтый цвет, но никаких изображений поверх не нанесли. Потолок мегарона поддерживали четыре каменных столба, между ними было отверстие в крыше, через которое лился солнечный свет, под отверстием находился очаг, в нём тлели угли, рядом сидел старик в белом хитоне. Он поворошил угли палкой и посмотрел на Одиссея. Глаза старика были темно-синего цвета, они ярко горели в полутёмном помещении. Эти глаза излучали мудрость. Одиссей немного поёжился под взглядом старика. Белая борода Омера была расчёсана и собрана в маленькие пряди. Высокий лоб мудреца окаймляли редкие волосы, которые, в отличие от бороды, ещё не совсем потеряли свой цвет. Омер облизал губы и, словно хотел что-то сказать, но передумал, перевёл взгляд с гостя на очаг.


Рейтинг@Mail.ru