Рейтинг@Mail.ru
Главный Уральский хребет.
Фотолетопись

Забой

Следующим утром прибрали сбой и головы. Сердце, печень и почки были собраны в мешки. Лёгкие и внутренний жир разобрали по себе, брюшины  оставили лежать в виде дармовой пищи местной фауне. Оленеводы готовились перегонять стадо. Решили гнать на Денежкин. Давно не гоняли, ягель отрос, корма хорошие и собирать легче, гора ни с чем не соединяется, отдельно стоящая. Правда, одно но…Сергей Манси берёт вынужденный отпуск. Мансям на Денежкин нельзя, вера не позволяет. Ось-Тагт-Талях-Ялпынг-Нёр-Ойка – так по-мансийски называют Денежкин Камень. Святой хозяин гор в верховьях Южной Сосьвы – дословный перевод на русский. Вот тот Нёр-Ойка и не пускает. Ойка – старик, хозяин, Ось-Тагт – Южная Сосьва, а Ялпынг Нёр – это уже что- то священное. Одним Серёжа поможет – протопчет на нарте дорогу до того места, до какого позволяют его «нёр-ойки».

Про задранного оленя не забыли и решили сходить после угона стада. Петя уже привязал того быка, с которым приехал на Сольву. Кораль разгородили, мы встали редкой цепочкой по сторонам дороги, чтобы какой-нибудь «дикошарый» не завернул обратно на Урал. И вот, за неспешно тронувшейся нартой сначала мелким ручейком, а затем набирающим силу потоком потекла живая река! Звук взбиваемого копытами снега и соприкасающихся кончиков рогов стал постепенно удаляться и туманная змейка дыхания стала таять и растворяться в морозном воздухе. Нарта Пети Малого с Митрофаном замыкала процессию, отслеживая отстающих.

В избе расслабленная атмосфера…Кто- то разбирает собственные пожитки, слышны удары топора по кости – «мослы» вкусны, смачные междометия перемежаются со шлёпаньем потёртых карт – очередные «дураки» с «погонами» тасуют колоду. Вскоре пришёл Митрофан с ружьём. Сказал, что стадо подняли почти до границы леса, дальше олени, знающие эти места, найдут всё сами. Ахмет собрался и они ушли проверить капканы. Появилось чувство ожидания…хуже нет ждать да догонять…тем более, что все охотники и всем это знакомо. Просчитав время преодоления километра до туши, начали строить предположения, которые прервали два выстрела. Посидев для приличия некоторое время, народ дружно начал собираться выйти… «покурить».  Я с нетерпением ждал «результата» - никогда не видел живьём волка. Однако всё оказалось иначе. Вот показались охотники. Митрофан шёл налегке, а за плечом Ахметки что- то болталось. Батюшки! Росомаха! Да ещё и с капканом-нолёвкой на передней лапе. Подходя , спускаясь к туше, мужики увидели как с противоположной стороны лога , тоже по дороге к волчьей добыче, бежит росомаха. Митька первым сдуру пульнул пулей, сообразив намного позднее, а Ахмет всё сделал правильно, дробовым остановил, а «мелкашным» добил  «пакостницу». Вообще, ему на «росомагу» везло. Этой же осенью, собака как белку загнала на берёзу, шныряющую по капканам хищницу. Самому, говорит, смешно было, «стрелил» беличьим патроном с«шестёркой» и сразу убил – как в тире. Капкан с поводком из медной проволоки был с соседнего участка, восточнее, лесника Толи Михеева, его на забое не было. А волчара обойдя капканы, которые были выставлены, конечно, на удачу, второпях, оленинки- то поел и поел в «нужных» местах! Судя по выходным следам, ушёл в сторону Сольвы, куда ж ещё то! Дальше за стадом! Недолго, однако, бегать осталось. Всё зависит от концентрации съеденной отравы. Может успеть напакостить ещё, а может и нет! Прогнозы, как говорится, дело неблагодарное, судя по случаю с росомахой.


Рейтинг@Mail.ru