Рейтинг@Mail.ru
Главный Уральский хребет.
Фотолетопись

Забой

Закончим некоторое незаконченное. Того волка нашли. Мёртвым. После забоя Митрофан остался на Сольве с оленеводами. У пришедшей вскоре очередной группы туристов Митька случайно увидал привязанный к рюкзаку волчий хвост?! После долгих отнекиваний, но при упоминании, что зверь был отравлен, присмиревшие туристы быстренько отдали хвост и рассказали, что на Большом Шегультане, недалеко от избушки, при заготовке дров был обнаружен труп волка. На вопрос - зачем был отрезан хвост? - внятного ответа Митрофан так и не получил. Посадив одного из «волчатников» в нарту Петя Большой поехал и привёз волчью тушу. Большой Шегультан – река, берущая начало с Денежкина. Там, на берегу, стоит охотничья избушка рядом с Сольвинской дорогой, ведущей в наше село, огибая Денежкин с северо – запада. От Сольвы это 10 км. Там самый короткий подъём к вершине Денежкина, 6 км до границы леса, поэтому туристы её и облюбовали.

Судьба стада да и ГПХ «Денежкин Камень» проста и немного трагична. В начале 90-тых, в пьяной сваре погибает самый молодой из оленеводов, Петя Малый. Учитывая возраст остальных оленеводов, Пете Большому к семидесяти, а Сергею Манси к шестидесяти, Рязанов, тогда уже директор, договорился в Ивдельском районе с нестарой семьёй манси о работе в стаде. Осенью манси должны были переезжать и внезапно, в это же время, на охоте, в схватке с браконьером погибает Борис Васильевич Рязанов. Манси смекнув, что тут и директоров стреляют, наотрез отказались ехать. Других пастухов новый директор нигде не нашёл и стадо практически пустили на самотёк. Петя с Сергеем не успевали, Митька к ним не пошёл по здоровью…В 91-ом объявили об открытии(реорганизации) заповедника «Денежкин Камень» почти в прежних границах минус площадь Пермской области, а в 92-ом уже передали территорию. Директор решил вопрос с пастбищами на территории заповедника в области, но Сольву для забоев не дали. Пробовали на Малой Лямпе, там был кораль, не получилось. Стадо приходилось поворачивать обратно назад, на южный конец Урала.Олени не шли на съеденные в начале зимы пастбища. Разруха, как говорится, крепчала…Начались бартеры, неплатежи и т.п. Про стадо не забыли, но в области было не до него. Сколько порогов в кабинетах различных начальников отбил тогдашний директор не знает никто. По сути своей, смотря вперёд, можно было найти не такие уж и большие деньги на охрану и содержание  самого ЮЖНОГО стада северного оленя в России, невзирая на всяческие невзгоды!

В начале 2001 года на Ходовом перевале появились волки с пермской стороны и показали весь свой хищный оскал. 4 волка за ночь резали до 30 оленей, а отраву к тому времени уже запретили( Европа сказала: не гуманно, видите ли!?). Управы на них не находилось. Сидеть караулить ночью на морозе среди стада – абсурд! Угонять наверх? В тот год была ледяная корка в горах  и олени спускались туда, где корм можно было достать из-под снега, а перегонять в другое место было бесполезно. Волки бы не отстали. По рассказу Володи Сереброва, тогда уже егеря(лесной отдел сократили, охранять нечего стало), насколько хватало глаз, везде на перевале валялись зарезанные животные. Вскоре от чрезмерного употребления спирта «Ройяль»(была такая отрава) умирает Петя Большой. Было очень жаль Петьку – вогула(он сам так, выпивши, себя называл: «Александрычем никогда не был! Я Петька – вогул!»). Затем перед весной пропал Сергей Манси. Совсем случайно нашли охотники в какой- то избушке и как -то вытащили в город – инсульт. Помню, он с 39 года, в 2004 году ему было 65! Редкий манси доживал до такого возраста, немного очухавшись он ушёл из больницы на Кваркуш. Олени интересны ещё и тем, что навсегда запоминают место рождения и всегда туда возвращаются, во всяком случае, важенки рожают там, где сами родились. Поэтому остатки стада к лету сами возвращались на Кваркуш. Вот Сергей к ним и ушёл. По сути, это была его семья. У него к тому времени оставалось голов 25-30. Сколько- то он продержался, но болезнь взяла своё. Опять нашли и увезли в больничку, а оттуда уже на кладбище… Так постепенно численность падала и последний директор, чтобы снять с себя ответственность, передал обратно бывшим хозяевам остатки стада безвозмездно. Хозяева – дети двух братьев Хозяиновых, а Серёжины остались бесхозными. Митрофан и братья Пети Малого поступили просто. Приехали летом на Кваркуш, поймали и забили всех своих. Всё! В истории стада была поставлена последняя точка.


Рейтинг@Mail.ru