Рейтинг@Mail.ru
«Фантастика патриотизма» — Конкурс фантастического рассказа

Забытое

Снег прекратил идти. Вода мелкими ручейками стекала по покатой крыше. Порывистый ветер разбивал капли, разбрызгивая их в разные стороны. Несколько из них попали на полосатого. Он отдёрнул мордочку от окна и вдруг замер всем телом. Лапа неподвижно застыла, зрачки сузились.

Немного в стороне, на расстоянии нескольких прыжков от кота, на карнизе сидел голубь. Сизый, слегка тощий (охотник сразу определил, что птица не совсем здорова, а значит, добыть её будет несложно) голубь смотрел в противоположную сторону и урчал. Голубь, способный решить вопрос с пропитанием на сегодня.

Кот подался чуть вперёд, стараясь держать голову вне пределов видимости будущей жертвы. Подушечки лап потели от волнения, и чтобы не выдать себя запахом, он плотно прижимал их к оконной раме. Локаторы ушей улавливали малейшие звуки, которые хоть как-то могли ему помешать.

Незадачливая птица переместилась ближе к полосатому и остановилась, уткнувшись клювом в крыло. Затем начала чиститься, выскребать из перьев досаждающих ей паразитов.

Кот сделал несколько маленьких шажков в сторону и вперёд. Его тело сжалось как пружина. Дистанция между двумя существами сократилась до одного решающего броска. Нужно было только выбрать подходящий момент. Всего лишь момент, не больше и не меньше.

Голубь прервал свою чистку и опять отвернулся в другую сторону. Более удачной позиции просто быть не могло. Полосатый рванул с места и прыгнул на птицу. Балансируя хвостом, он удерживал центр тяжести в задней части туловища, чтобы не оказаться на краю крыши.

Однако что-то пошло не так, потому что его когти лишь слегка полоснули по крылу, а клыки сомкнулись в воздухе, а не на шее жертвы. Голубь стремительно спланировал прочь, а кот, не встретив преграды в виде птицы, по инерции перелетел через карниз. В последний миг он завалился вбок, развернулся и вцепился передними лапами в жестяное покрытие. Но когти заскользили по мокрому металлу. И полосатый сорвался в пропасть.

Неудачливый охотник с ужасом наблюдал отдаляющийся от себя серебристый карниз. Затяжной отчаянный вопль вырвался из его глотки.

Перед внутренним взором мелькали картинки и воспоминания: тёплая шерсть матери, первая пойманная им мышь…

…И чьи-то глаза. Грустные бездонные глаза, они смотрели на него с нежностью и любовью. Как два лучика в ночи, вселяли надежду и зарождали веру. Такие родные и в то же время совсем не знакомые. Забытый, потерянный, утраченный навсегда образ…

Он перевернулся в воздухе и принял привычное для кошачьих положение лапами вниз, расставил их в стороны. Растопыренное тело, подобно парашюту, замедляло падение, спасая от неминуемой гибели.

Удар о землю был настолько сильным, что боль, ярчайшей вспышкой ослепив сознание, сразу же исчезла, сменившись чувством полного онемения. Лапы и живот, принявшие основную тяжесть, словно бы перестали существовать.


Рейтинг@Mail.ru