Рейтинг@Mail.ru

ЖИЗНЬ, СКОПИРОВАЛ, ВСТАВИЛ

- Но если она умрет первой, он сможет попытаться задушить себя ремнем от фотоаппарата, — я продолжал размышлять.
- Хотя, ему вряд ли это удастся. На третий день, силы их оставят, он сойдет с ума от горя, жажды и невыносимой жары, — резюмировал я.
- Думаю, нет, на пятый, они смогут пить мочу друг друга, и так протянуть пару лишних дней, — возразила Лида.
- А каким будет последний снимок?
- Он отплывет от островка и сфотографирует ее на берегу, а потом погрузится под воду, нырнет, ляжет спиной на дно, поднимет фотоаппарат, и одновременно вдыхая воду, сделает снимок.
- Ты больна, — сказал я, — пойдем, пока ты будешь мыться — я напьюсь.
- Представь, — продолжала она, не слушая возражений, — фотография всплывет, как будто это гильза от отстреленного патрона, с помощью которого влюбленный покончил с жизнью.
- Гильзы тонут, — возразил я Лиде со знанием дела, и пошел в каюту.
Образ мне действительно понравилась. По дороге я представил, как такой снимок волна прибьет к берегу, где-то между Симеизом и Кацивели. Мало кто обратит внимание на кусок грязной бумаги, и фотография проваляется в куче мусора, барахтаясь среди огрызков арбуза и полиэтиленовых кульков. А потом придет шторм, снимок будет бить о скалы, пока он чудом не застрянет в щели между камней. Когда шторм утихнет, на берег выйдут влюбленные, целоваться и искать красивые камушки на память. Одна такая парочка остановится у этой скалы, увидит фотографию, и она скажет ему:
- Посмотри, какой урод.
А он ей ответит.
- Я думал, что такие фотографии не делают уже лет пятнадцать.
Влюбленные станут бросать в снимок камни, пока один из них не попадет в цель, отправив фотографию назад, в кучу мусора.
Я не делился этой мыслью с Лидой, и решил сделать фотографию, которую обязательно подберут. Когда мы вошли в номер, она не просила меня отвернуться, а стала быстро раздеваться, аккуратно складывая вещи на верхнюю койку. Было впечатление, что ей очень хотелось мыться.
- У тебя нет паразитов, или чесотки? – спросил я.
- Нет, не бойся, просто я мечтала об этом несколько дней.
- Ладно. Ты не против, если я сделаю фото?
- Фото? Я подумала ты захочешь минет, — ответила она.
- Я только что прочитал, о редком штамме гонореи, который не лечится, и который исследователи обнаружили во рту японской проститутки, теперь минет не хочу, прости.
- Правда? Я не знала, что гонорея передается оральным путем.
- Классику читать надо, — сказал я.
- А причем здесь классика? Надо чаще проституткам рты исследовать.
Говоря это, Лида показала мне язык, прошла в душ и закрыла дверь кабинки. Сквозь матовое стекло, я отчетливо видел ее обнаженный силуэт. Она была красивая.
- Не обижайся, у Куприна есть повесть «Яма», Яковлева играет в фильме.
- Яковлева, та, которая «Каменская»?
- Ага, но для меня «интердевочка», — сказал я, чтобы подчеркнуть разницу в возрасте между нами.
- Ты про эпизод с сифилисом?
- Да.
- Так Тамару в фильме играла Догилева, «Блондинка за углом».
Она вытерла рукой пар на стекле и снова показала язык.
Я закурил, решив больше не умничать, налил и выпил.
- Слушай, побудешь в каюте, я схожу куплю еды?
- Хорошо, только забери с собой все деньги и документы? – сказала Лида в ответ.
- Чтобы не было потом вопросов.
Я согласился, спрятал в карман кошелек, и пошел искать ресторан.
По дороге я подумал, надо было ее спросить, что купить. Лида мне понравилась. Легкость, с которой она общалась, располагала к себе. Я так отвлекся от всех этих разговоров, об одинаковых снах, что теперь даже не понимал, зачем пью.
В ресторане было шумно и людно. Громко играла музыка. Когда я делал заказ, меня окликнули сзади, это была Даша.
- Ну как, сделал хоть одно фото?
Потом посмотрев на количество еды, которое я собрался унести спросила.
- Проголодался?
- Не особо, нашел себе попутчицу, вот решил покормить,- ответил я.
- Видела, ты не разборчив в связях, — сказала Даша безразлично.
- Хочешь с нами пообедать, я угощаю, — спросил я, между прочим.
Даша неожиданно согласилась.
- У тебя большая каюта? Я познакомилась с ребятами, может ты их видел, они стояли рядом, на корме, когда мы отплывали из Одессы. Пригласишь их? – сказала она скороговоркой.
- Почему бы и нет? Места должно хватить, — я быстро согласился.
Мы докупили шампанского и фруктов. Половину взяла Даша.
- Представляешь, они только поженились, купили круиз по Черному морю, свадебное путешествие типа, а попали на паром Одесса-Стамбул. Она засмеялась, продолжая рассказывать про ребят.
- В каюте для новобрачных, оказалось еще два человека, женщина из Мариуполя с сожителем, которые едут за дубленками и выходят из каюты по одному, сумки стерегут. Представляешь?
Я не представлял, потому что про ребят, мне уже все рассказала Лида, и ее история мне нравилась больше.
- Бывает, — без энтузиазма ответил я.
Лида встретила нас, завернутая в полотенце. Ее тело, в отличии от одежды, было молодое и свежее. Аккуратно выбритая, она походила на подростка.
- А ты любвеобильный, — сказала она вместо приветствия.
- Это для меня? Спросил я, указывая на низ ее живота.
- Нет, для себя, — ответила она, не стесняясь, потом спросила, — придет ли еще кто-то?
- Да скоро будут ребята, которых ты час назад убила, на необитаемом острове, ответил я.
Даша с интересом слушала наш разговор, не выпуская из рук продукты.
- Отвернетесь, или мне так одеваться? — спросила Лида, сбросила полотенце и взялась за одежду.
Мы отвернулись и стали раскладывать продукты.
- Может я не вовремя напросилась на ужин, — спросила шепотом Даша.
- Все нормально, мы только что познакомились и еще ничего не успели запланировать, ответил я.
Лида, не обращала внимание на неловкость, вызванную ее появлением из душа. Она быстро оделась и открыла дверь, чтобы выветрилась влага. Даша ушла за молодоженами, и мы остались одни.
- Хочешь, ночуй здесь, — сказал я, чтобы прервать молчание.
Лида взяла бутерброд, усевшись на койку, поджав ноги по-турецки. Волосы толстой прядью спадали с ее левого плеча, обрамляя красивый овал лица с одной стороны.
- Можешь сфотографировать, — сказала она.
Я навел «полароид» и сделал снимок.
- Только не публикуй в интернет.
Она взяла фотографию и подула на нее.
- Она уникальная. Знаешь, когда всем стали сниться одинаковые сны, я перестала копировать и пользоваться копиями.
- Ну вот, — подумал я, — сейчас начнется.
Я сел на корабль, и уплыл в Стамбул, только для того, чтобы не слышать разговоры, об одинаковых снах. Это был единственный выход, уехать туда, где ты никого не понимаешь. Я знал, что говорить не прекратят, но надеялся, что меня уже этот бред не коснется.
- Я не помню свои сны, — соврал я.
- Счастливчик, — она посмотрела с завистью.
- И никогда не помнил?
Я хотел врать дальше, сказать нет, но я видел сны. Я помнил, как это противно делить сны с семью миллиардами людей. Каждая ночь была похожа на посещение общественной уборной, где ты, вынужден испражнятся на глазах у огромной толпы.
- Сейчас нет необходимости видеть сны, мне мои сны рассказывают по радио, телевизору, и в нтернет. Их обсуждают, толкуют, — ответил я.
Лида разлила водку по стаканам. Давай выпьем. Потом посмотрела на меня и рассмеялась.
- О чем я говорю, ты не просыхаешь, наверное, месяц.
- Около того. Слушай, ты ведь не проститутка? – сказал я с уверенностью.
- Нет!
- А кто?
- Пианистка.
- А как так случилось, что ты здесь?
- Будешь смеяться, — ответила Лида. – Я жертва ограбления, украли все, вещи, деньги, билеты на самолет. Но я не сдалась. И вот я здесь.
- Понял. В Стамбул, значит действительно на концерт.
Я не удивился. Такое бывает в жизни.
- А про минет, ты пошутила?
Лида выпила и закусила огурцом.
- Нет, ты мне нравишься, я наблюдала за тобой в порту, ты слонялся по залу, шарахаясь то от людей, то от телевизоров. Это было забавно. Так что, если получится секс, взаимный минет не исключается.
- У вас это как-то по-другому называется, — сказал я.
- Как это не называй, смысл не меняется, — она налила себе еще раз.
Я уже был достаточно пьян, когда Даша вернулась одна, без молодоженов. Она была красная от злости.
- Можно я выпью? — Сказала она и выпила. Потом грязно выругалась, долго перечисляя все известные ей матерные слова, как будто отвечала на экзамене.
- Это невозможно! Вокруг одни сектанты. Все человечество братья, мы частицы Бога, мы избранные, мы вошли в эру Водолея, новая жизнь, пятое измерение, — она кривляла невидимых собеседников. – Бред!
Воцарилось молчание. Стало ясно, что никуда не деться от снов. Но я подумал, что день, в целом выдался не плохой. Я встретил единомышленников.
- А давайте сфотографируемся, все вместе? – предложил я. – На память.
Но Лида обняла Дашу и поцеловала в губы.
- Сфотографируй лучше нас вдвоем, — предложила она.
Даша не сопротивлялась, охотно откликаясь на все Лидины прикосновения.
Я сделал много фотографий, таких, в которые никакие влюбленные в мире, никогда не бросят камень. Это были прекрасные снимки.
Я не заметил, как уснул. Как и всему человечеству, мне снились марсианские пейзажи и бесконечный космос, в который я время от времени кричал, зовя о помощи. Я видел, как по направлению к Земле, мимо меня пролетел астероид, и как Земля вспыхнула ярким светом, я почувствовал запах гари и увидел, как огонь пожирает Лиду и Дашу, и подумал, как это красиво, они не шевелились, не бились в агонии, а просто улетали вверх вместе с дымом.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru