Рейтинг@Mail.ru

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ МИТРОФОРНОГО ПРОТОИЕРЕЯ АРИСТАРХА РА

«Зажегши свечу, не ставят ее под сосудом,
но на подсвечнике, и светит всем в доме»
(Евангелие от Матфея 5: 14-16).

Аристарх Пономарев родился 15 апреля (ст. стиля) 1881 г. в поселении Богословского завода и принадлежал к старинному роду священнослужителей[9]. Его дед, Гавриил Стефанович, окончивший среднее отделение семинарии в 1848 г., служил священником (по состоянию на 1882 г.) в Петропавловской церкви одноимённого села Верхотурского уезда [80].
Отец Аристарха - Рафаил Гавриилович Пономарев образование получил не высокое - 2 класса Екатеринбургского духовного училища (окончил в 1876 г) [80]. С этого же года служил на второй должности псаломщика во Введенском соборе Богословского завода [78]. Прилагательное «бедный» так прочно прикипело к существительному «псаломщик», что словосочетание стало штампом и пользоваться им неловко, банально. Но это определение справедливо. Одно существенное благо было у дьячка – возможность дать сыну духовное образование за епархиальный счет.
Восприятие образования, как величайшей ценности, прочно укрепилось в сознании Аристарха Пономарева, и он пронес это, как мы увидим, через всю жизнь. В 1911 г. он даже опубликовал доклад, прочитанный на Пастырском Собрании Духовенства градо-Екатеринбургского благочиннического округа 8 Марта того же года, под названием «О самообразовании духовенства» [49]. Вероятно, ценностные установки Аристарх получал в детстве и от настоятеля Введенского собора протоиерея Стефана Петровича Попова (1827—-1897), отца А.С.Попова - изобретателя радио [80].
Отец Аристарха умирает очень рано – в 1885 г. Едва ли псаломщику Рафаилу ко дню упокоения исполнилось 25 лет. На руках его супруги остались дети: Анимаиса - 5 лет, Аристарх - 4 года, Филонида - 3 года, Аверкий - 2 года и Августа 2 месяца [79]…
В то время епархиальная газета в подобных случаях писала в некрологах правду: положение семьи ужасно. Согласитесь, это ещё мягко сказано. Одно упование – на милость Божью.
Сказать по правде, автор этих строк уже и не чаял найти следы детей Рафаиловых в последующих десятилетиях. Кроме Аристарха, разумеется, о судьбе которого имелось представление. Признаюсь, возрадовался за них: в отрочестве все пятеро были живы-здоровы, неплохо учились. Мальчики – в Екатеринбургском духовном училище, девочки – в женском Епархиальном.[17; 22] Семье епархия оказывала хоть и небольшую, но регулярную помощь. С 19 ноября 1885 г. детям умершего псаломщика Пономарева Рафаила было установлено пособие 44 руб. в год [79]. В списке лиц, пользующихся пособием из средств Екатеринбургского Епархиального Попечительства, за 1902 г. читаем запись: «Пономарева Александра, вд. псал. Богосл. з.—50 р.»[27]. Вероятно, помощь оказывал и дед, о. Гавриил. Впрочем, он в 1895 г. был почислен за штат церкви Павдинского завода Верхотурского у., где служил последнее время, а в 1903 г. умер. [14; 29] В 1892 г. Аристарх Пономарев поступает в приготовительный класс Екатеринбургского духовного училища. Учится он довольно ровно (хотя и без блеска) и в 1897 г. удостаивается перевода по 2-му разряду из 6-го класса ЕДУ в 1-й класс семинарии [13; 16;19].
Курс Пермской духовной семинарии даётся ему не без труда. Во второй и четвёртый класс Аристарх переводится через переэкзаменовку – по математике, Св. Писанию, латинскому языку. После окончания 4-го класса он год находится в академическом отпуске [21;23;25;26;28;30]. Вероятно, свою роль сыграла и нужда. Многие семинаристы из числа бедноты находили себе заработок, что, понятно, шло в ущерб учёбе.
Юному семинаристу приходилось прибегать и к социальной помощи. Отчёт Комитета общества вспомоществования недостаточным воспитанникам Пермской духовной семинарии за период с 1 апреля 1898 г. по 1 апреля 1899 г. зафиксировал единовременное пособие (на покупку белья, обуви, верхнего платья и т. п.) Пономареву Аристарху в размере 6 руб. 85 коп.[24].
Однако последний 6-й год обучения Аристарх Пономарев преодолел вполне успешно и летом 1904 г. был признан окончившим курс по первому разряду со званием студента семинарии.[32] Это позволяло продолжить образование в университетах. И многие семинаристы этим пользовались. Лишь треть выпускников (не более) шла на приходы. Искал свое место в этом мире и Аристарх.
Он поступает на медицинский факультет Томского университета и обучается в нём около года.[76;94] Очевидно, вчерашний семинарист терзался сомнениями: продолжить миссию предков и отдать себя духовному спасению людей, либо лечить их телесные немощи? И выбор был сделан.
7 Февраля 1906 г. студент Пермской Семинарии Аристарх Пономарев определен псаломщиком к церкви Верхне-Салдинского завода, Верхотурского уезда [33].
6 октября этого же года последовало определение - священником к церкви Каменского завода, сверх штата для служения в кладбищенской церкви.[34] «Екатеринбургские епархиальные ведомости» в № 22 от 1906 г. (неофициальный отдел) в разделе «Архирейские служения» опубликовали следующую заметку: «5 Ноября, в воскресенье, божественную литургию Владыка совершил в Крестовой церкви. В конце ея Владыка произнес поучение. За литургиею рукоположен во иерея новопоставленный диакон А. Пономарев». [35] Хотя информация о рукоположении во дьякона газетой упущена, однако формулировка «новопоставленный» говорит о том, что это таинство было совершено не позже, чем накануне. Между тем, один из источников указывает датой дьяконской хиротонии 29.10.1906 г. [76].
Священником Каменской кладбищенской церкви о. Аристарх прослужил не долго. Уже 21 февраля 1907 г. он перемещён к храму села Краснослободского (Красного) Ирбитского уезда [36].
В сентябре этого же года Епископ Екатеринбургский и Ирбитский Владимир, с целью обозрения церквей епархии, посетил село. Вот что было отмечено в дневнике его путешествия. «От Бобровскаго до Красной слободы 13 в . Здесь тесная, наполовину разобранная, старая церковь; строится новая, каменная, трехпрестольная. /…/Прихожан 4 745 об. п., не говело 249 м. и 119 ж. пола. Попечительство имеет наличными 191 руб. и билетами 2030 руб. Церковноприходская школа одна, в ней обучается 18 чел., земская тоже одна, в ней 51 м. и 22 дев.»[39].
4 февраля 1908 г. священник церкви села Краснослободского Аристарх Пономарев назначается благочинным ІІ-го округа Ирбитского уезда [37]. Вряд ли это известие было ожидаемым. Иерей, не полных 27 лет от роду, рукоположенный лишь год назад – совсем не кандидат на такую должность. Духовенство привыкло видеть благочинных в образе почтенных седовласых старцев. Не будем углубляться в причины решения, принятого архиереем, но то, что выбор пал на о. Аристарха – отметим как факт.
В этот период о. Аристарх уже использует такую забытую в церковной среде форму воздействия на паству, как проповедь-импровизацию, совершенствует свои ораторские способности. И делится своим опытом с епархиальным священством. Его первая работа, напечатанная в «Екатеринбугских епархиальных ведомостях» за 1909 г. называлась « По поводу статьи «О церковной проповеди в связи с современной смутой». Вот цитаты из публикации, открывающие нам образ автора, его темперамент и мировоззрение.
«Наша паства, разбуженная „от спячки" бурей революции, подобно черной грозовой туче, пронесшейся над нашими головами, народ наш „заговорил" и требует от нас, его исконных руководителей в деле нравственного, религиозного спасения, - живого слова. Паства хочет живой проповеди - слова и ей необходимо дать его.
За нами слово, отцы! Нас ждут!/…/ Паства жаждет слова - дадим ей живое слово!
Сольемся в единую, дружную группу „добрых воинов" Христовых и ринемся на помощь „потерпевшим кораблекрушение в вере".
Повторяю, я еще на школьной скамье был за импровизацию, но врожденное нам, духовным лицам, постыдное беспричинное смущение, не позволяло мне выступить пред товарищами с живым словом.
Потом, когда школьная жизнь стала отходить в область преданий я, мало- по малу, оглядевшись, и уже служа псаломщиком в В.-Салдинском заводе Верхотурского уезда, стал приводить в исполнение свои планы относительно импровизации— проповеди. Помню, с немалым трепетом я в первый раз без тетрадки вышел к проповедническому аналою. /…/ Но, как купающийся в воде, победив начальный страх, чувствует себя „свободно", так я понял, начав речь, что ничего страшного тут нет.
Проповедь,—обычно,—краткая, простая, редко догматическая и вообще каждый раз я стараюсь приспособить ее к фактическим, текущим потребностям – духовным нуждам прихожан.
„Спасибо тебе, батюшко, что не оставляешь нас грешных, темных людей без внимания, наставляешь, учишь, вычитываешь славно, да и понятно вот так, словно бы ты в самую душу заглядывал и все там видал"- Вот какими словами благодарности обрадовали меня после одной из Воскресных служб, благодарные и невзыскательные служители - мужички».[86] Статья была написана о. Аристархом в Краснослободском (не позже осени 1908 г), а напечатана лишь в ноябре 1909г. Между тем, 12 ноября 1908 г. священник Аристарх Пономарев перемещён к походной церкви Верхотурского уезда [38].
История походного храма – отдельная и интересная тема. Здесь скажем, что походный причт был учрежден определением Святейшего Синода от 25 февраля 1897 г. за № 956 для удовлетворения церковно-религиозных потребностей жителей северной части Верхотурского уезда. Причт состоял из священника и псаломщика с повышенным содержанием священнику 1200 руб. и псаломщику 400 руб. в год [18] Правящий епископ, по предложению Миссионерского комитета, распоряжением от 4 июня 1897 г вменил в обязанность походного причта и «посещение вогульских юрт и селений, в которых находятся миссионерские школы для совершения богослужений, исполнения треб и вообще для удовлетворения духовно-нравственных нужд и потребностей вогул за особое вознаграждение за это от Миссионерского Комитета»[20].
Походная церковь большее время находилась на крупных приисках, где в ней была потребность и легко решалась проблема временного размещения. Так несколько лет (при священнике Петре Мамине) храм дислоцировался на Нижне-Туринских (Исовских) золотых приисках.
Достоверных сведений о том, в какой именно местности окормлял северян о.Аристарх нет. Однако, есть уверенность, что происходило это вблизи его малой родины – Богословского завода. Не случайно в 1910 г., на заседании Миссионерского комитета, когда стал вопрос о дальнейшей судьбе Казанско-Богородицкого походного храма, присутствовавший Аристарх Пономарев сообщил , что «в Верхотурском у., в руднике „Богословская шахта" также бывает от 4 до 5 тысяч пришлого населения и собственно здесь, в местной часовне, нужна походная церковь»[68].
О поездках походного причта к кочевым вогулам, в период служения в нём о. Аристарха, также не известно. Более того, официальный отчёт за 1909 г. сообщает, что деятельность Миссионерского комитета в этот период ограничилась только содержанием Каслинского приюта [42]. Но из дальнейшего видно – походное служение А.Пономарева было оценено священноначалием положительно. Он, несколько позже, назначается членом Миссионерского комитета. Это, пожалуй, во вторых.
А во-первых - от походной церкви, с северных болот, всего через три года после рукоположения, указом от 2 Ноября 1909 г., он перемещается к градо-Екатеринбурскому Екатерининскому собору[40]. Возможно, свою роль сыграла и пламенная статья, цитированная выше, и читанная, к тому времени, епископом Владимиром в рукописи.
Иерей Аристарх получает возможность нести слово Божье уже иной пастве – городской, часто - хорошо образованной. Молодой священник относится к службе ответственно, всё выше поднимает зажженную единожды свечу.
И вот 24 июля 1910 г. священник градо-Екатеринбургского Екатерининского собора Аристарх Пономарев перемещен к главному храму епархии - градо-Екатеринбургскому Кафедральному собору [41].
Один из источников сообщает, что в 1910 г. он ещё и поступает в Московскую Духовную академию, но её не заканчивает [76].
В этом же году на Екатеринбургскую кафедру взошёл епископ Митрофан (Афонский). Одной из главных задач, поставленных перед клиром, стала борьба с пьянством. Талант о. Аристарха, владеющего словом, востребован. Он выступает лектором на чтениях «с туманными картинами» в Вознесенской церковно-приходской школе на темы „Что такое пьянство и как избавиться от него" и „Отец трезвости" [43].
Иерей А.Пономарев назначается законоучителем Екатеринбургского Вознесенского мужского училища (1911 г.)[44], катихизатором по благочинию градо- Екатеринбургских и Верх-Исетского завода церквей[48] (1911г), а указом Святейшего Правительствующего Синода, от 29 Февраля года 1912 г. за № 3460, - членом Епархиального Ревизионного Комитета [50].
Он делает доклад «О самообразовании духовенства», который публикует епархиальная газета [45]. Его духовная работа находит свой выход и в стихах – несовершенных, но (как видится) искренних:
Царю Предвечный! Я дерзаю
Молиться пред Твоим Крестом,
Ниц пред Тобою повергаю
Плоть изнуренную постом.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru